Горячая
линия
для пострадавших
от домашнего насилия
8-801-100-8-801
Ежедневно 8.00 - 20.00
Звонок бесплатный

Семья - крест или радость?-2

Протоиерей Димитрий Смирнов

– Должны ли мы миссионерствовать?

– Миссионерство должно быть, в первую очередь, в своей семье. Потом – миссионерство в своем подъезде, потом – в своем коллективе на работе, потом – в транспорте по дороге на работу. Христианин должен являть образ христианского отношения к человеку и к жизни, это и есть его миссионерство. Если потребуются для этого какие-то слова или книги, этим подспорьем тоже можно пользоваться.

Христианин должен быть миссионером, но если у него нет ума, образования, сдержанности, тогда какой он будет миссионер? Только отрицательный. Ведь многие молодые люди от своих домашних «миссионеров» уже не знают куда деваться. Говорят: «Надоела ты мне со своею Церковью, когда ты только отстанешь?!» – такой вот результат «миссионерства», но это «миссионерство» в кавычках.

Нужно обязательно миссионерствовать, это наш долг. Христианин, который не миссионерствует, не христианин, но это должна быть миссия, приносящая результат. Христианин должен быть ловцом человеков, а не тем, кто отталкивает человека от Церкви и Христа, каких большинство. Большинство наших так называемых «православных» сами не входят в Церковь и другим не дают войти, причём, в основном, своим детям – они отвращают своих детей от Церкви.

– Как сделать так, чтобы не отвращать от Церкви?

– Надо стать христианином. Другого пути нет, потому что если человек говорит одно, а являет образ другой, то все это понимают. Если лежит человек животом вверх на солнце, а другим говорит: «Ну что вы не работаете? Давайте работайте!» – кто же его послушает?

– Если родители ходят в храм…

– Ходят в храм и мыши, и воробьи, и кот заходит. И что? Кот – православный или язычник? Поэтому ходить в храм – это отличное времяпрепровождение. Но это ещё ничего не значит. Должна идти внутренняя работа. Если идёт христианская внутренняя работа, то, значит, что-то совершается. Если нет – то просто «хождения в храм» мало. Не всякий, говорящий Мне: «Господи, Господи!», войдет в Царство Небесное (Мф. 7, 21).

– Должна ли православная семья не бояться отличаться от других? Например, даже внешним видом.

– Должна отличаться в лучшую сторону. Но особенно выделяться, вообще-то, не надо, это нехорошо. Православной одежды не бывает, это всё внешние признаки. Если это не соответствует содержанию, это отвратительно и называется лицемерием. Зачем натягивать на себя то, что не соответствует твоему внутреннему содержанию?

– Насколько в наше время возможно быть православными «неистовыми ревнителями», стараясь не оскверниться от окружающего мира: не смотреть телевизор, не читать светских книг, не общаться с нецерковными людьми?

– Не читать светских книг – это можно устроить, телевизор не смотреть – тоже. Я вот четверть века не смотрел телевизор и хорошо себя чувствовал. Когда меня спрашивают: «Ты такое-то кино смотрел?» – я говорю: «Нет». Только «Чапаева» в свое время пять раз смотрел. А не общаться с нецерковными людьми невозможно, потому что и на работе, и в транспорте – они есть везде.

Книги – другое дело. Христианину полезны Пушкин, Тургенев, Лесков, Диккенс и сотни других.

– Нужно ли пытаться создать вокруг себя защитный слой православного окружения?

– Специально создавать не надо, но если человек воцерковляется, у него появляется круг своих друзей, целый мир, там он находит единомышленников и с ними живёт.

– Мораль современного мира прямо противоположна православной морали. Например, дух предприимчивости, желание быть успешным, как теперь говорят. Насколько возможны компромиссы со своей православной совестью ради материального благополучия своей семьи?

– Дух предприимчивости – это вполне православное качество. Вот апостол Павел был очень хороший предприниматель, православный миссионер. Объездил всю ойкумену, везде создавал Церкви, которые финансировал. И вообще был прекрасным миссионерским менеджером. Реальные плоды его деятельности в четырнадцати Посланиях мы до сих пор используем.

Другое дело, что всё чрезмерное плохо. Обогащение обогащению тоже рознь. Если человек зарабатывает деньги с целью научить чему-то детей или воспитать сирот, или построить храм – что в этом плохого? Это достойная цель. Не просто накопить много денег и себе. Если у человека есть три яхты – зачем ещё четвертую? Это даже как-то не очень понятно. Если у человека уже есть по яхте в Индийском, Тихом и Атлантическом океанах, то зачем ему ещё и в Северном Ледовитом?

Не надо ставить себе целью материальное положение. Нужно избранное дело выполнять на пять с плюсом, и если это дело приносит человеку большой доход, то он вполне может этот доход реализовать на милостыню и тому подобное. Ничего в этом дурного нет. И среди святых были богатые и бедные. Богатые всегда помогали бедным, и даже неверующим. Праведный Иоанн Кронштадский всем помогал: и мусульманам, и лютеранам, и католикам – к нему все обращались. Он снабжал рясами целый округ – дарил, потому что ему дарили. Не будешь же больше пяти ряс носить! Всё остальное раздавал. Наденет один раз и отсылает куда-нибудь.

Тут много компонентов. Нужна работа, которая могла бы давать средства на жизнь, поэтому тут неизбежны какие-то компромиссы… Конечно, православному человеку негоже идти в издательство, которое строит свой доход на издании неприличной литературы, разумеется, это нам совершенно не пристало. Как деваться. Надо сказать: «Извините, гражданин режиссёр, я этого делать не буду, либо вы это измените, либо ищите другую актрису, а я буду играть в другом спектакле». Что тут такого?

То же касается и кинофильмов. Сейчас многие артисты говорят: «Сценарий прочитала, и я в этом фильме играть не буду – противно».

– Действительно ли муж на Страшном Суде будет отвечать за жену?

– Нет, каждый будет отвечать за себя. А за детей, конечно, оба родителя несут ответственность, но и дети сами несут её за себя.

– Спасутся ли родители, если не смогут воспитать детей в вере?

– Такое возможно, но то, что они сами не смогли воспитать детей, говорит о том, что они не шибко хорошие христиане.

– Как воспитать детей верующими людьми?

– Надо самим быть верующими, и тогда, даже если не прилагать никаких усилий, дети, конечно, потянутся за родителями.

– Может ли православная семья как-то пытаться ограничить количество детей в семье?

– Конечно, может. Только это через воздержание, а не через контрацептивы.

– Насколько муж хозяин жены?

– Настолько, насколько в нем проявляется испостасное свойство. Современные мужчины стали больше похожи на детей. Поэтому, чтобы семья хоть какой-то образ имели, приходится жене становиться на пьедестал мужа. Есть даже специальный термин «инфантилизм», от слова «инфант», что значит «ребенок». Он и женится, чтобы старенькую маму сменить на новую, молоденькую, чтобы она ему кашку варила и отправляла ее в ротик. Какой он хозяин? Он де-факто никакой не хозяин, да и не мужчина.

Я знаю много семей, где жена является главой семьи, и такие семьи прекрасно живут. В этом ничего страшного нет, но женщине всё-таки гораздо труднее быть мужчиной, чем женщиной. Любая женщина, даже очень сильная и активная, если бы ей попался настоящий мужчина в жизни, она, конечно, вышла бы замуж за такого. То есть каждой женщине всё-таки хочется быть женщиной, а не мужиком в юбке. Какая бы она ни была.

– А возможно попытаться мужа сделать главным в семье?

– Невозможно. Можно отрезать голову и пришить ему свою? Многие женщины сгоряча выходят замуж, а потом всю жизнь мучаются.

– Всё ли в семье должно быть только вокруг детей?

– Нет. Всё должно в семье быть вокруг Христа, и дети тоже вокруг Него. А если всё будет вокруг детей, то воспитаем эгоистов.

– Как пережить кризис семейных отношений в среднем возрасте?

– Никаких кризисов не бывает. Кризис возникает потому, что люди ищут своего. А если люди ищут пользу другого, то никакого кризиса не возникает. Надо всё время помнить, что супружество – это совместная жертва на общий алтарь. Как только кто-то об этом забывает (например, жена забывает о муже и занимается только детьми) – может возникнуть кризис. Мужу может встретиться на пути женщина, которая будет к нему более внимательна, чем собственная жена. И у него начнутся мысли: «Жена всё только о детях…» Поэтому всё в семье должно быть гармонично.

– Перестанет ли человек в браке быть независимой личностью?

– Нисколько, скорее наоборот. Брак – это вообще очень творческое предприятие. Только в браке человек может раскрыться полностью, и уж никак не на сцене или ещё где-то на производстве. На производстве у человека только одна функция, с утра до вечера одно и то же, а брак – это огромное поле для творчества, начиная от кулинарии, педагогики и заканчивая дизайном интерьеров. Дети вырастают, появляются новые дети, переезды на квартиру, строительство загородного дома, смена автомобилей, поездки в гости, к дедушке, бабушке, тёте и дяде, совместные путешествия – да это целая жизнь.

– Насколько необходимо «прилепиться» жене к мужу?

– Муж и жена – одна плоть, куда же больше прилепляться? Прилепиться – это внешнее, нужно взаимопроникновение. А если никак не прилепляются, значит, нет любви.

– А что делать, если связал судьбу все-таки «не с тем» человеком?

– То же самое, если ребёнок оказался не таким, как твои ожидания. Не разводиться же с детьми. Так же и здесь. Вообще «того» человека, на самом деле, нет, слишком редкое явление. С чем-то всё равно придётся мириться.
В социальной концепции Русской Православной Церкви изложено, по какой причине можно расторгать брак. Всё же остальное надо со смирением нести как крест, потому что брак – это тоже крест, а венчальные венцы – это венцы мучеников.

– Может ли проявиться любовь в браке, если её не было до свадьбы?

– Так бывает. Недаром говорят: стерпится – слюбится.

– Святые отцы называют брак «пристанью целомудрия». Что это означает?

– Это означает, что в браке человек исцеляется от своей блудности и обретает цельную гармоничную жизнь в любви. 

– С какой главной мыслью надо вступать в брак и жить в нём?

– Главное – служить своему супругу или супруге в Боге. Это главная мысль!

– Так семья – это радость или крест?

–  Крест – это радость. Поэтому это и то, и другое. Крест – это же не есть что-то ужасное, крест – необходимое. Когда женщина рожает – скорбит, а когда родит – радуется, потому что человек пришёл в мир. Семья – это радость, по великому и прекрасному замыслу Божию о человеке.

<<В начало статьи 

Беседовала Татиана Петрова
ЕЩЁ РАЗ О ЛЮБВИ: Беседы о семье. – М.: Даниловский благовестник, 2009. – 216 с.

Яндекс.Метрика